Мой сайт
Среда, 20.09.2017, 15:46
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
стратагемы [25]
зеркала [31]
на всякий случай копии статей с других моих сайтов

Поиск

Мини-чат

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » iroirona » стратагемы

стратагема 13 - провокации

Бить по траве, чтобы вспугнуть змею

дацао
бить

цао
трава

цзин
вспугнуть

шэ
змея

Поворошить палкой в норе.
Выгнать змею из норы.
Стратагема косвенного предостережения, запугивания, предупредительного выстрела.
Стратагема провокации.
Стратагема «Цзи цзян цзи» или «Цзи цзян фа» - стратагема подначивания военачальника - «Просить военачальника о деянии хуже, чем распалять военачальника на деяние»

Как и всякая стратагема, Стратагема № 13 при неумелом обращении может обратиться неуклюжей попыткой, так сказать, «разбудить спящую собаку» или «сунуться в осиное гнездо».

Малявин, перевод трактата "Сань ши лю цзи"

Удар, нанесенный наудачу, позволит выяснить истинное положение дел.
Обдумай последствия этой пробы — и приступай к решительным действиям.

Толкование
Противник не раскрывает своих сил —
Значит, он задумал какую-то хитрость.
Тут нельзя беспечно идти вперед.
Нужно искать, где таится опасность.

Смысл стратагемы по "КНИГЕ ПЕРЕМЕН"
"Гексаграмма Фу — образ интриги”.
Гексаграмма № 24 Фу    "Возврат" означает: "Свершение. Выходу и входу не будет вреда. Друзья придут — хулы не будет. Вернешься обратно на свой путь. ерез семь дней — возврат”.
В гексаграмме Фу лишь одна первая черта янская, а остальные иньские. Тем самым она знаменует начало возвращения к светлому началу ян, пока еще сокрытому в стихии инь. Не случайно она соответствует 11-му месяцу китайского календаря, на который приходится зимнее солнцестояние, т.е. поворот к свету и теплу. С точки зрения триграмм гексаграмма Фу являет образ "Гром" Чжень  , сокрытого в "Земле" Кунь  , т.е. активного импульса, схороненного в глубине покоя. Заметим, что в древности в день зимнего солнцестояния полагалось сидеть взаперти и не заниматься делами.
Описанная ситуация предполагает, таким образом, бдительное ожидание при наличии некоего первичного импульса к действию. Не следует, однако, строить слишком далеко идущие планы, поскольку импульс слишком слаб, чтобы обеспечить длительный процесс; достаточно ограничиться осторожной разведкой. В комментарии к первой черте сказано: "возвращение не издалека”. Вместе с тем подобная кажущаяся пассивность помогает завоевать доверие противника и заставить его выдать свои намерения.

Иллюстрация
    После смерти императора Цинь Шихуана, объединившего под своей властью весь древний Китай, дворцовый концертмейстер Чжао Гао организовал заговор, в результате которого на трон взошел младший сын умершего властителя. Засим Чжао Гао захотел избавиться и от своего ставленника. Но прежде чем приступить к активным действиям, он решил проверить настроение людей из императорской свиты, которые могли помешать осуществлению его планов.
Он подвел к императору оленя и сказал:
- Позвольте, ваше величество, преподнести вам этого коня.
- Мне кажется, что вы ошибаетесь. Я вижу перед собой оленя, почему же вы говорите о коне? — ответил со смехом император.
Однако Чжао Гао продолжал утверждать, что дарит государю лошадь.
Тогда позвали советников императора и спросили их мнение. Некоторые предусмотрительно отмолчались, иные же согласились с тем, что Чжао Гао действительно подносит в дар императору лошадь.
Впоследствии Чжао Гао под разными предлогами расправился с теми придворными, которые не согласились открыто с его мнением. После этого весь двор жил в страхе перед Чжао Гао.

Примеры Харро фон Зенгера

     Одно из старейших упоминаний объяснительной притчи к Стратагеме № 13 находим в труде «Нань Тан цзинь ши» («Современная история династии Южная Тан»), написанном Чжэн Вэньбао в 977 г. н.э.

 1   Потревоженная совесть
     При династии Южная Тан (937 — 975) некий Ван Лу служил начальником уезда Данту (соответствует современному уезду Данту в провинции Аньхой). Он был известен своей жадностью и взяточничеством. Однажды жители его уезда подали жалобу на секретаря Ван Лу с обвинениями во взятках, а также в других проступках. Когда Ван Лу прочитал обвинения, которые относились также и к нему, он очень испугался. В таком настроении он написал: «Вы еще только постучали по траве, а я уже подобен вспугнутой змее».
     Была ли рассчитана жалоба на такое действие, из этого отрывка неясно, но, во всяком случае, фраза Ван Лу может быть источником формулировки Стратагемы № 13, встречающейся также в китайской буддийской литературе.
     Согласно «Заметкам о передаче факела» («Чуань дэн лу»), собранию буддийских изречений эпохи Сун (X — XIII вв.), один из буддийских учителей сказал: «Я бью по траве, и змея ужасается».
Здесь также обыгрывается применение палки для ударов, вызывающих просветление. Это — буддийское педагогическое средство, применявшееся к неофитам монахом Дэ Шанем, жившим в эпоху Тан (618 — 907). Исполосованное ударами палки тело здесь соответствует побитой траве, из которой появляется уподобляемая змее душа, доселе погруженная в мирские мечты или, по китайскому выражению, в красную пыль.
     Сам Чжу Си (1130 — 1200), основатель неоконфуцианства, признанного в 1313 г. официальной религией, также применял формулировку Стратагемы № 13. Так, в письме (относящемся, по-видимому, к 1196 г.), адресованном Хуан Жэньцину, он пишет: «Твое послание, полученное мною, написано просто, и по смыслу ясно. Ли Цан должен поостеречься. Боюсь я только, что он, увидев Хуан Шанбо в тяжелом положении, уподобится вспугнутой ударами по траве змее и не решится больше ничего предпринять».
Хуан Жэньцин, Хуан Шанбо и Ли Цан — ученики Чжу Си. Он использует здесь формулировку Стратагемы № 13 чисто иллюстративно — так же, как и Ван Шифу, творивший в конце XIII — начале XIV в., в пьесе «Си сян цзи» («Западный флигель»), признанном шедевре китайской драматической поэзии. (см.: Ван Шифу. Западный флигель / Пер. и предисл. Л.Н. Меньшикова. М., 1960)
     Когда Чжан Гун, герой пьесы, в IV акте по дороге в столицу, смертельно усталый, засыпает в придорожной корчме, ему снится его возлюбленная Ин-ин. Она бежит за ним торопливо, как «вспугнутая ударами по траве змея».
     В то время как Чжу Си применяет это выражение для описания смятенного состояния духа, Ван Шифу пользуется им для передачи грациозных движений бегущей девушки. В обоих случаях стратагемное значение отсутствует.

 2   Казнить одного, чтобы предостеречь сотню
     Применение этого принципа в борьбе с преступниками сформулировал еще во времена ханьского императора Сюаня (74 — 49 до н.э.) Инь Вэнгуй, правитель Дунхая (на юго-востоке современной провинции Шань-дун и северо-востоке современной провинции Цзянсу).
     По преданию, Инь Вэнгуй мудро исполнял свою должность и следовал законам. Все преступления по своему уезду он расследовал лично и постановил производить казни за тяжкие преступления во время ежегодных осенних и зимних собраний чиновников или же его инспекционных поездок. Причиной того было намерение «одной смертной казнью предостеречь сотни людей».
Согласно биографии Инь Вэнгуя в «Истории династии Хань», многие чиновники и простые люди, шедшие по скользкой дорожке, под воздействием страха начинали новую жизнь. Так, например, Инь Вэнгуй своими руками казнил ужасного злодея Сю Чжунсуня, которого не решались покарать его предшественники. Эта казнь всполошила весь уезд Дунхай. «Весь уезд пребывал в страхе и ужасе, и никто более не решался идти против законов. После этого во все правление Инь Вэнгуя в Дунхае царили мир и порядок».

     Этот пример я взял из книги Чжоу Цзиньхуа «Чэнъюй гуши убай нянь» («500 историй о китайских пословицах», Чуньцин, 1982), из главы о пословице «Чэнъюй цзин бай» — «Наказать одного, чтобы напугать многих».
Здесь наказание одного лица выступает в качестве «битья по траве», в результате которого многочисленные преступные элементы — «вспугнутые змей» — в испуге отвращаются от преступления.
     В области борьбы с преступностью видит возможность применения Стратагемы № 13 и один из тайваньских авторов. Он советует в неясных случаях прежде всего «разворошить окружение подозреваемого». Здесь он имеет в виду некоторые тайваньские дела о коррупции, в которых допрашивались и арестовывались не главные подозреваемые, занимавшие самые высокие посты, а их ближайшее окружение — секретари, шоферы и прочие.

 3   Убить курицу, чтобы запугать обезьяну
     Ли Боюань (1867 — 1906) в политическом романе «Гуаньчан сяньсин цзи» («Разоблачение мира чиновников») приводит Стратагему № 13 в слегка измененном виде. Она всплывает в главе 53, где ее применяет маньчжурский генерал-губернатор Цзяннани Вэньмин.
     Генерал-губернатору, как раз когда он собирался пообедать, сообщили о визите некоего иностранца. Это оказался консул одной страны. Зачем ему понадобился генерал-губернатор?
Незадолго до того генерал-губернатор приказал казнить одного из солдат личной охраны. Само по себе это не было важным событием. Видимо, для этой казни были свои причины. Но казнь происходила не на плацу и не перед воротами ямыня, а прямо напротив консульства. Это так всполошило консула, что он решился побеспокоить генерал-губернатора. Ворвавшись к нему, он сразу же после приветствия изложил дело и спросил, какова причина того, что казнь состоялась близ консульства.
Генерал-губернатор был уже стар, но, к счастью, также весьма мудр и образован. После короткого раздумья он сказал: «Почтенный консул еще не спросил меня, кого я приказал казнить. Этот солдат был очень плохой человек; он был "боксером" и замешан во всех тех неприятностях, с которыми столкнулась ваша уважаемая страна и другие страны в нашей столице во время восстания "боксеров"».
«Если он был "боксером", то, конечно, он был приговорен не зря; тем не менее почему он все-таки был казнен перед нашим консульством?»
Генерал-губернатор минутку подумал и сказал: «На то есть своя причина. Совершение казни должно было явиться устрашающим примером для других "боксеров". Консул, возможно, не знает, что эти "боксеры" хотели свергнуть династию Цин [1644 — 1911] и истребить всех иностранцев. Поэтому я решил воспользоваться стратагемой. Я приказал казнить этого солдата перед вашим консульством. Его сообщники должны были увидеть, что их ожидает. Пословица верно говорит: "Убей курицу, чтобы запугать обезьяну". Я приказал казнить только одного солдата, но все бывшие "боксеры", увидев этот пример, в будущем уже не решатся докучать вашему консульству и подданным вашего государства».
Консул громко расхохотался, похвалил предусмотрительность генерал-губернатора, произнес еще несколько незначащих слов и ушел.
     Генерал-губернатор проводил посетителя до дверей. Вернувшись в свою комнату, он вытер пот со лба, для чего ему понадобилось несколько платков — так его напугало посещение консула. Придя в себя, он вызвал всех полицейских и слуг: «...Видели бы вы, в каком настроении был этот иностранец. Только благодаря моей мудрости я смог смягчить его двумя-тремя словами, а не то кто знает, что могло бы случиться...»

     В этом диалоге достойно внимания то, как генерал-губернатор объясняет посредством Стратагемы № 13 неприглядную для него ситуацию в выгодном для себя свете. Ибо в действительности казнь произошла перед консульством по недосмотру и без всякой задней мысли. Это пример того, как стратагема, использованная демагогически, может выручить из неприятного положения. Случается, конечно, и обратное: применив стратагемный анализ, можно Бог знает что увидеть в совершенно безобидных действиях и ситуациях (см. 7.12, 7.19 и др.).
     В интерпретации генерал-губернатора казненный перед посольством «боксер» был «убитой курицей» или же «побитой травой», а его сообщники — «вспугнутыми обезьянами» или «змеями».

     Использование Стратагемы № 13 вовсе не ограничивается «вспугиванием змей» с целью, образно выражаясь, лишить их яда. На следующем уровне интерпретации, судя по приводимым в китайской литературе о стратагемах примерам, речь идет о том, чтобы «битьем по траве» побудить «змей» к определенным действиям.

 4   Приобретение наложницы путем измерения земли
      Один юноша, не достигший еще совершеннолетия, но весьма смышленый, рано лишился обоих родителей и жил под опекой своего дяди. Однажды юноша заметил, что у дяди очень обеспокоенный вид. Он стал расспрашивать о причинах этого. Дядя отвечал, что тревожится о том, что у него нет сына. Чтобы позаботиться о мужском потомстве, следовало бы взять в дом наложницу, но этого не хочет его супруга. Потому он и озабочен.
Юноша немного подумал, а затем сказал: — Дядя, не печалься более. Я вижу способ добиться от тети согласия.
— Вряд ли у тебя что-нибудь получится, — недоверчиво проговорил дядя.
     На следующий день с утра юноша взял портновскую линейку и стал мерить ею землю, начиная от двери дядиного дома, и занимался этим так упорно, что тетка выглянула из дому.
— Что это ты тут делаешь? — спросила она.
— Я обмеряю участок, — хладнокровно отвечал юноша и продолжал свое занятие.
— Что? Обмеряешь участок? — воскликнула тетка. — Что это ты волнуешься о нашем добре?
На это юноша с самоуверенной миной пояснил: — Тетушка, это же само собой разумеется. Я готовлюсь к будущему. Вы с дядей уже не молоды, а сыновей у вас нет. Поэтому, конечно, ваш дом останется мне, вот я и хочу его обмерить, потому что собираюсь впоследствии перестраивать.
     Тетка, раздраженная и разгневанная, не смогла ни слова вымолвить. Она побежала в дом, разбудила мужа и начала умолять его, чтобы он как можно скорее взял наложницу.

     Дерзкие претензии молодого человека на наследство — битье по траве — повергли в ярость тетку, то есть «вспугнули змею». К тому же они побудили женщину разрешить мужу то, что раньше ему запрещалось, лишь бы имущество не досталось непочтительному юнцу.

 5   Вынужденный брак
      У царя государства Чжуншань были две возлюбленные — придворные дамы по имени Инь и Цзян. Обе надеялись стать царицами и потому втайне отчаянно боролись друг с другом. Советник царя Сыма Си заметил это соперничество и решил, что может им воспользоваться, чтобы увеличить свое богатство и влияние. Ради этого послал он тайно к даме Инь посланца, который, не называя имени пославшего, нашептал ей: «Стать царицей — это не пара пустяков. Если вы добьетесь своего, вы станете первой дамой в государстве и достигнете могущества и власти. Если же вы потерпите неудачу, не только ваша жизнь, но и жизнь всей вашей семьи окажется в опасности. Так что вам следует либо отказаться от цели, либо принять бой, но это — только в том случае, если победа будет за вами наверняка. А добиться успеха вам поможет только господин Сыма Си».
После этого дама Инь тайно встретилась с Сыма Си. Тот вскружил ей голову искусно разработанным планом. После его рассказа госпожа Инь возблагодарила небеса и землю и сказала: «Если вам это удастся, я вам щедро отплачу». В подтверждение она тут же выдала ему крупную сумму.
     В соответствии со своим планом Сыма Си отправил к царю записку. Он написал, что хочет переговорить о своих замыслах о том, как увеличить силу государства, а силу соседей уменьшить. Царь весьма заинтересовался и пожелал видеть Сыма Си, чтобы переговорить о его плане.
Сыма Си предложил под видом дипломатического визита посетить государство Чжао и тайно изучить там военные укрепления, топографию и политическую ситуацию. Он сказал, что, только вернувшись, сможет разработать точный план. Царь снабдил его подарками и деньгами и отправил в Чжао.
Завершив официальную беседу с властителем Чжао, Сыма Си завел с ним непринужденный разговор, в котором сообщил, что много слышал о красавицах из Чжао, но до сих пор ни одной не видел. «Правду сказать, — продолжил он, — побывал я во многих странах и видел, наверно, всех красавиц в мире, но, думается, ни одна не может сравниться с придворной дамой Инь у меня на родине. Подобна она небесной фее, спустившейся на землю. Ее красоту невозможно ни описать словами, ни изобразить с помощью туши и кисти».
У властителя Чжао екнуло сердце, когда он услышал такие слова, и он торопливо спросил: «А нельзя ли было бы мне ее добыть?»
Сыма Си, поразмыслив, придал разговору другое направление и отвечал: «Я ведь это только так сказал. Если вы захотите добыть эту женщину, я не смогу вам помочь. Хотя эта женщина всего лишь придворная дама, царь Чжуншаня очень любит ее. Во имя Неба, помалкивайте о том, что я вам сказал, а не то меня казнят».
Царь Чжао усмехнулся и намекнул, что он тем не менее хотел бы получить эту женщину.
     Сыма Си вернулся в свою страну и отчитался перед своим царем. При этом он посплетничал о властителе Чжао, который, по его словам, оказался совершенно легкомысленным и распутным и думал только о женщинах. «А кстати, — продолжил он, — я узнал из верного источника, что властитель Чжао втайне замыслил заполучить придворную даму Инь». «Что за подлец!» — возмутился царь Чжуншаня.
Сыма Си призвал царя успокоиться и сказал: «Ныне государство Чжао более могущественно, чем наше, и мы не можем победить его. Если царь Чжао потребует даму Инь, нам придется отдать ее. Если же мы этого не сделаем, Чжао сочтет нас недружелюбными, нападет на нас и уничтожит. Но если мы отдадим ее, то над нами все будут смеяться, говоря, что мы так слабы, что вынуждены были отдать чужому царю возлюбленную нашего царя».
«Что же делать?» — спросил царь.
Сыма Си спокойно отвечал: «Есть только одно средство. Если вы сделаете даму Инь царицей, это умерит аппетиты властителя Чжао. Еще не было такого, чтобы какой-нибудь правитель требовал себе в жены царицу другой страны».
«Очень хорошо», — сказал царь, и дама Инь без особого труда сделалась царицей.

     В этом примере сексуальное стимулирование властителя Чжао, проведенное Сыма Си, явилось «битьем по траве», а царь Чжуншаня — «вспугнутой змеей». Стратагема № 13 выступает здесь как стратагема провокации: царь Чжуншаня был спровоцирован жениться на даме Инь.

 6   Проиграть врагу сначала женщину, а потом битву
      В 54-й и 55-й главах «Троецарствия» описываются следующие события.
    Сунь Цюань, владыка государства У (на юго-востоке тогдашнего Китая, одно из трех царств в III в. н.э.), послал Лу Су к Лю Бэю, будущему властителю Шу, второго из трех царств, с требованием отдать область Цзинчжоу. Эту область Лю Бэй захватил в результате Битвы у Красных стен (см. 9.1). В этой битве Лю Бэй заключил союз с Сунь Цюанем против Цао Цао, впоследствии основавшего третье царство Вэй на севере тогдашнего Китая. Но несмотря на этот союз против общего врага, между Сунь Цюанем и Лю Бэем продолжало существовать почти неприкрытое соперничество, даже вражда, поскольку Лю Бэй считал себя наследником династии Хань (206 до н.э. — 220 н.э.) и вследствие этого законным претендентом на трон императора всего Китая.
Поэтому Лю Бэй отверг требование посланца Сунь Цюаня. Тот возвратился в Шу несолоно хлебавши.
Тут Чжоу Юй, советник Сунь Цюаня, узнал, что умерла Гань, су-пруга Лю Бэя. Ему показалось, что он нашел способ прибрать к рукам Цзинчжоу, и он обсудил с Лу Су следующий план: следовало отдать в жены Лю Бэю Сунь Шансян, младшую сестру Сунь Цюаня. Чтобы привести супругу домой, Лю Бэй должен будет поехать в государство У. Тут-то его и надо будет захватить в качестве заложника и обещать свободу, если он отдаст Цзинчжоу.
Сунь Цюань одобрил этот план и вновь отправил к Лю Бэю посланца. Чжугэ Лян, советник Лю Бэя, разгадал хитрость и решил обратить ее против врага. В 209 г. н.э. он отправил Лю Бэя в У под охраной военачальника Чжао Юня, которому дал тайные письменные инструкции. Явившись в У, Чжао, согласно инструкции Чжугэ Ляна, отправил половину охраны с определенными поручениями в столицу У. Затем он посоветовал Лю Бэю посетить старейшину Цяо, приходившегося тестем Чжоу Юю и Сунь Цэ, старшему брату Сунь Цюаня. Передав ему подарки, Лю Бэй сообщил, что Сунь Цюань приказал устроить его, Лю Бэя, свадьбу со своей сестрой.
В то же время половина эскорта Лю Бэя в праздничных одеждах явилась в столицу государства У и начала закупать всевозможные вещи для свадьбы Лю Бэя с дочерью правящего дома У. Новость распространялась как на крыльях ветра, и скоро весь город только об этом и говорил.
После визита Лю Бэя старейшина Цяо отправился к матери Сунь Цюаня. владыки У, чтоб поздравить ее со счастливым событием.
«С каким счастливым событием?» — воскликнула мать царя. «Со свадьбой вашей возлюбленной дочери с Лю Бэем. Он уже приехал, как вы, конечно, знаете». «Я, бедная, ничего об этом не знаю», — пожаловалась мать царя. Она тут же послала за сыном и отправила слуг в город, чтоб они разведали, что происходит. Слуги скоро возвратились и доложили, что сообщение старейшины Цяо соответствует фактам и что жених уже поселился в гостинице. У него в свите пятьсот солдат, и он закупает в городе свиней, овец и фрукты для свадебного пира. Мать царя была глубоко потрясена.
     Сунь Цюань, придя вскоре, увидел, что его мать бьет себя в грудь и горько рыдает. Сунь Цюань спросил: «Чем так опечалена моя матушка?» Мать отвечала: «Тем, что ты обходишься со мной как с пустым местом. Что сказала тебе моя старшая сестра, когда лежала при смерти?» Сунь Цюань, встревоженный, спросил: «Если матушка хочет мне что-то сказать, пусть скажет яснее. Какова причина твоего горя?» «Когда девушка подрастает, ее выдают замуж. Так положено с давних времен. Но ведь я — твоя мать, и ты должен был сообщить мне, что Лю Бэй хочет стать моим зятем. Почему ты скрыл это от меня? Устройство этой свадьбы — мое дело». «Кто тебе об этом сказал?» — спросил Сунь Цюань, пораженный. Мать отвечала: «Весь город говорит об этом, и только от меня ты это скрыл». Старейшина Цяо сказал: «Я знаю об этом уже несколько дней и явился сюда, чтобы передать пожелания счастья».
«Это все неправда, — сказал Сунь Цюань. — Это стратагема моего советника Чжоу Юя, чтобы добиться возврата Цзинчжоу. Чжоу Юй использовал этот предлог, чтобы заманить Лю Бэя, захватить его и вынудить отдать Цзинчжоу. Если мы не получим Цзинчжоу, то казним Лю Бэя. Брак с моей сестрой — это только стратагема, он не соответствует нашим истинным намерениям».
     Мать страшно разгневалась и стала поносить Чжоу Юя. «Он — правитель шести областей и восьмидесяти одного уезда и не может придумать для возврата Цзинчжоу стратагемы лучшей, чем стратагема "Красавица" с моей дочерью в качестве приманки? Если Лю Бэй будет убит, то моя дочь никогда не получит супруга, потому что кто же тогда на ней женится? Нечего сказать, блестящее решение, разбить жизнь моей дочери!»
Старейшина Цяо поддакнул: «Может, вы и заполучите Цзинчжоу с помощью этой стратагемы, но во всей Поднебесной люди будут насмехаться над вами».
Сунь Цюань погрузился в молчание. Мать его продолжала ругать Чжоу Юя.
     Тут старейшина сказал: «В конце концов, Лю Бэй — потомок императорской династии Хань. Видимо, ничего не остается, как принять его в качестве зятя и постараться, чтобы эта скверная история не вышла на свет».

     В результате действительно произошла свадьба Лю Бэя с сестрой Сунь Цюаня, и он увез ее в Цзинчжоу. Чжоу Юй попытался преследовать его с войском, но натолкнулся на организованное по совету Чжугэ Ляна сопротивление и потерпел полное поражение. Эта история отразилась в китайской поговорке: «Пэй лэ фужэнь чжэ бин» («Проиграть врагу сначала женщину, а потом битву»).
Эта поговорка рассматривается, например, в книге «500 историй о китайских пословицах» (Чунцин, 1982).
История приводится в качестве примера на Стратагему № 13 в книге о стратагемах, вышедшей в 1973 г. в Тайбэе, «Битье по траве» здесь — внезапное сопротивление со стороны матери царя плану Чжоу Юя использовать ее дочь как приманку. Гнев матери поверг ее сына Сунь Цюаня («змею») в страх и ужас. Поэтому расстроился хитрый план.

 7   Опасность в Яошаньских горах
      В 627 г. до н.э. My, князь государства Ци, замыслил поход против отдаленного княжества Чжэн. Министр Цзянь Шу предостерегал против дальнего похода, утомительного для войск, но князь My пренебрег предостережениями. Рыдая, Цзянь Шу проехал некоторое расстояние вместе с уходящей армией и изложил свои соображения военачальнику Мэн Минши перед горами Яошань (в современной провинции Хэнань), через которые лежал обратный путь. На этом пути следовало опасаться засады. Но самоуверенный и высокомерный военачальник не обратил внимания на предупреждение. После неудачного похода он стал переходить горы, не разведывая дорогу, а ограничившись тем, что разделил свои войска на четыре колонны, следовавших одна за другой.
Передняя колонна наткнулась на засаду небольшого вражеского отряда, который быстро отступил. Так и не предприняв дальнейшей разведки, Мэн Минши ввел свои войска в узкую долину, в которой был полностью окружен противником. Циньская армия погибла вся до единого воина.

     Эта история из «Исторических записок» Сыма Цяня приводится в пекинской книге о стратагемах от 1987 г. как пример катастрофических последствий неучета стратагемы «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею», что в данном случае означало бы с помощью авангарда выгнать из кустов залегшего в засаде врага вместо того, чтобы, не разведав обстановки, вести свою армию в неизвестность.
Совершенно иначе вел себя через 800 лет один вэйский военачальник.

 8   Предусмотрительный Сыма И
      После падения династии Хань в 220 г. н.э. в Китае образовалось три царства: Вэй на севере, У на юго-востоке и Шу на юго-западе.
Царство Шу, как мы уже видели, было основано Лю Бэем, потомком императорского рода Хань. Чтобы установить господство династии Хань над всем Китаем, Шу в период между 225 и 234 гг. предприняло несколько военных походов на север против Вэй.
     В 231 г. первый министр Шу Чжугэ Лян (ум. 234) начал пятый поход против Вэй. Его противником, как и прежде, был выдающийся военачальник Сыма И.
У горы Цишань обе армии долго медлили, не вступая в бой, поскольку Сыма И избегал прямого столкновения. Внезапно Чжугэ Лян получил известие, что государство Вэй сговорилось с государством У и воспользовалось отсутствием Чжугэ Ляна, чтобы напасть на Шу с запада. Чтобы избежать открытия второго фронта, Чжугэ Лян стал готовиться к отступлению. Об этом узнал через своих шпионов Сыма И, которому ещё не было известно о союзе между У и Вэй. Он начал опасаться, что Чжугэ Лян использует стратагему «Инь шэ чу дун», то есть «Выкурить змею из норы». Поэтому он не решился преследовать шуские войска и решительно отклонил требование Чжан Хэ, одного из своих офицеров, немедленно начать преследование. Только когда новая разведка подтвердила отступление армии Шу, Сыма И спустился с гор, чтобы преследовать противника, но, боясь, что Чжугэ Лян мог устроить засаду, решил применить стратагему «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею».
Поскольку начальник авангарда Чжан Хэ продолжал стремиться к немедленному преследованию шуской армии, Сыма И удовлетворил его желание. Но, согласно со Стратагемой № 12, он дал Чжан Хэ только несколько тысяч всадников, а сам последовал сзади с основными силами.
Чжан Хэ, который уже давно с нетерпением ожидал непосредственного столкновения с армией Шу, поскакал вперед со своими несколькими тысячами воинов. Но Чжугэ Лян, как того и опасался Сыма И, оставил в одной долине засаду. В эту узкую лесистую долину и въехал галопом храбрый, но не искушенный в стратагемах Чжан Хэ. Он не знал, что Сыма И использует его как «палку», чтобы выгнать из кустов «змею». Так он заехал в глубь долины, и вдруг из лесной засады появился отряд шуской армии. Предводитель отряда Вэй Янь атаковал Чжан Хэ, но через короткое время повернул назад, изображая бегство. Чжан Хэ и его воины без опаски преследовали убегавший шуский отряд. Постепенно темнело, и вэйский отряд забеспокоился. Вдруг со всех сторон сомкнулись стволы деревьев, и в воздухе засвистели бесчисленные стрелы, выпущенные из засады шускими воинами по вэйскому отряду, который в результате погиб весь до последнего человека.
Об этом узнал Сыма И, который возблагодарил небеса за то, что догадался использовать стратагему «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею». Ведь благодаря этому остались невредимыми основные силы его армии.

     Эта история была опубликована в 1982 г. в виде комикса тиражом 554.500 экземпляров; издание посвящено 36 стратагемам. Вышеприведенный пример иллюстрирует Стратагему № 13.
     Не напрасно в «Трактате о 36 стратагемах», в главе о Стратагеме № 13, приводится отрывок из труда Сунь-цзы по военному искусству, из главы «Армия на марше»: «Когда наступающая армия проходит топографически сложные места — перевалы, болота или леса, — она должна продвигаться осторожно и производить разведку местности, чтобы не попасть в засаду противника».
В еще более общем виде сформулирован этот совет в пекинской книге о стратагемах, вышедшей в 1991 г.: «Если имеются сомнения, следует выяснить истинное положение дел. Только если полностью представляешь себе обстановку, можно начинать дело. Повторяющаяся разведка — это шанс для обнаружения замаскировавшегося противника».
В этой связи в книге приводятся два примера.

 9   Битва на корейском плато Чонгдонг
     Во время корейской войны китайская армия при наступлении на северо-западе плоскогорья Чонгдонг оказалась в следующем положении. Противник укрылся в двух тоннелях, более чем в сорока бункерах и более чем в двадцати блиндажах, В распоряжении атакующих китайцев имелось более двух полков, поддерживаемых артиллерией и несколькими танками. Вечером 4 ноября 1953 г. китайцы пустили вперед две колонны, которые, стремительно наступая, обстреляли противника с обоих флангов. Двадцатиминутная схватка побудила противника выйти из укреплений и вступить в открытый бой. Обе китайские колонны отступили, и вражеские войска и огневая сила оказались совершенно открытыми. В этот момент китайцы выстрелили по противнику одновременно из 24 реактивных установок, поддержанных горной и полевой артиллерией, гаубицами и танковыми орудиями. Противник понес тяжелые потери. После этого китайские войска перешли в наступление, и три вражеские роты были уничтожены.
     В этом случае первая атака китайских колонн соответствует «битью по траве», а противник, подобно «змее», выползает из своего укрытия.

 10   Огонь по фальшивым десантникам
       Согласно пекинской книге о стратагемах, вышедшей в 1987 г., англо-французская армия во время операции по высадке в Порт-Саиде 5 ноября 1956 г. использовала изображения парашютных десантников из дерева и резины. Египетская армия приняла их за настоящих десантников и приказала наземной артиллерии открыть по ним огонь. После этого египетские солдаты перешли в наступление, чтобы собрать приземлившихся искусственных «парашютистов» и уничтожить их. Таким образом египтяне открыли свою огневую и живую силу. После этого воздушные силы Франции и Англии нанесли египтянам тяжелые потери.
     Это применение Стратагемы № 13 во время Суэцкого кризиса 56-го г., впрочем, не подтверждается ни полковником Тревором Дьюпаем в книге «Elusive Victory — The Arab-Israeli Wars, 1947 — 1974». Лондон, 1978, ни Жаком Массю в работе «La Verite sur Suez 1956». Париж, 1978.

 11   Грезы о «Ста цветах»
        Гонконгская книга о стратагемах приводит в главе о Стратагеме № 13 следующий пример.
В 1957 г. Коммунистическая партия Китая решила выявить все элементы, настроенные враждебно по отношению к ней в партийных и государственных органах, а также в культурных кругах. Ради этого было сынициировано движение «Пусть расцветают сто цветов», направленное на свободное выражение мнений. Это вызвало в стране мощную реакцию. По всей стране от крестьянских деревень до городов, от народных учителей до университетских профессоров бесчисленные китайцы открыто выражали свое несогласие.
Однако движение «Пусть расцветают сто цветов» продлилось недолго и быстро перешло в новое движение по борьбе за ликвидацию «правых». Большая часть тех, которые во время кампании «Ста цветов» поддались. на провокацию, подпали под эту новую кампанию.
     Это явление 1957 — 1958 гг., когда, образно говоря, «змеи» были выгнаны из кустов и обезврежены, по-видимому, занимало умы многих китайцев еще в конце 70-х годов. Пекинская газета «Гуанмин жибао» писала в ноябре 1979 г.: «Есть люди, которые рассматривают партийную норму "Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ" как стратагему, понадобившуюся для того, чтобы "выгнать змею из норы"».
В 1986 г. в Китайской Народной Республике всерьез подумывали отметить тридцатилетие партийного лозунга «Пусть расцветают сто цветов».






Источник: http://www.galactic.org.ua/strateg/ctrat-13.htm
Категория: стратагемы | Добавил: sensei (30.04.2013)
Просмотров: 972 | Теги: провокация, Китай, Тактика, гексаграмма | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz